Почему дети убивают

За каждой школой нужно закрепить психиатра

Еще несколько лет назад казалось, что истории о расстрелах в школах или как сейчас принято говорить, шутинг, возможны только в странах «бездуховного» Запада. Сегодня же они становятся частью российской реальности.

Два года назад 19-летний Владислав Росляков расстрелял студентов и преподавателей колледжа в Керчи, где сам учился. Две недели назад всю страну потрясла страшная трагедия в Казани, когда также 19-летний студент колледжа Ильназ Галявиев застрелил семь учеников и двух учительниц гимназии №175.

Если Росляков рос в нуждающейся семье, где его воспитывала одна мать, то Галялиев в довольно обеспеченной. Оба парня, по оценкам педагогов и сверстников, были тихими, замкнутыми и нелюдимыми.
Так почему же тихие и с виду вполне вменяемые молодые люди однажды ни с того ни с сего берут ружье и идут убивать? Об этом мы говорим с врачом-психиатром Мадиной Пираевой и детским омбудсменом Мариной Песчанской.

Заборы не спасут

Традиционно каждая трагедия, подобная Казанской, провоцирует усиление мер безопасности в школах, что, в принципе, оправданно. Так, в Севастополе, например, чтобы попасть на территорию детского сада родителям понадобится пропуск, а в школы их уже давно перестали пускать.

Турникеты, заборы, охранники, тревожные кнопки и сигнализация – все это хорошо, но вряд ли спасет от вооруженного человека, заранее в деталях продумавшего преступление.

«100% защиту никто не может предусмотреть, потому что есть психология преступников, которые могут быть и учащимися этих школ, и родители могут быть больны и пройти в школу и нанести физические увечья», — рассказала «Севкору» детский омбудсмен Марина Песчанская.

Песчанская уверена, предотвращать подобные трагедии должны школьные психологи и педагоги: ведь, когда ребенок находится в классе, легко заметить по его поведению, в каком он психологическом состоянии. С ним может и должен поговорить школьный психолог, социальный педагог. Именно на них возложена роль выявлять детей, которые переживают психологические трудности.

Не только психологи, но и психиатры

Психиатр Мадина Пираева во много солидарна с омбудсменом, но считает, что в школах должна работать команда психологов, а также за каждым образовательным учреждением следует закрепить врача-психиатра.

«Главное – своевременно выявлять психические расстройства. На мой взгляд, у молодого человека (казанского стрелка – ред.) было либо психическое расстройство, либо он употреблял какие-то психоактивные вещества. Мы не имеем права по закону, чтобы оценить состояние человека, который обратился за выдачей разрешения на оружие, его госпитализировать в стационар для длительного наблюдения. На профосмотре человек, имеющий психическое расстройство, может диссимулировать», — говорит психиатр.

Для того, чтобы выявить психическое расстройство у школьника, за ним нужно длительный период наблюдать, это сможет сделать только психиатр, регулярно общающийся с учащимися. Педагогам и родителям также следует обращать внимание на особенности поведения своих детей и учеников.
Главное помнить, что в обращении к психиатру нет ничего постыдного, а психические заболевания во всем цивилизованном мире давно перестали быть стигмой.

По словам Пираевой, триггером, который может подтолкнуть человека к совершению шутинга может послужить школьная травля, психологические и психические проблемы, сложные отношения с родителями. Огромную опасность представляют закрытые сообщества в социальных сетях – последователи движения «Колумбайн».

А вот увлечение видеоиграми, по словам психиатра, довольно безобидно, тем более, что сами игры могут быть самой разнообразной тематики. Проблема может быть только в случае, если ребенок играет в них днями напролет, но это уже вопрос к родителям.

Получается, что эффективнее, чем заборы школьников спасут психиатры, закрепленные за каждым образовательным учреждением, внимание и участие родителей и педагогов.

Ольга Сурикова, Дарья Тимофеева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.