Великие люди о Севастополе. Часть 7

Продолжаем знакомить читателей sevkor.ru с уникальной коллекцией высказываний о Севастополе, начало здесь

Лоцманы Морской библиотеки. Валентина Сапегина.

Севастополь западал в душу каждому неординарному человеку, бывавшему здесь, но совершенно особый след оставлял в писательском сознании.

Александр Сергеевич Грибоедов – русский дипломат, поэт, драматург, пианист и композитор, статский советник. В мировую литературу он вошел как автор блестяще рифмованной пьесы «Горе от ума», которую до сих пор часто ставят в театрах России.

Грибоедов побывал в нашем городе в июле 1823 года и записал в «Крымском дневнике»:«…окрестности Севастополя представляют поистине землю классическую. На каждом шагу вы наталкиваетесь на древности греческие… Не здесь ли Владимир построил церковь? Может, великий князь стоял на том самом месте, где я теперь, между Песочной и Стрелецкой… Город красив. Лучшее строение – гошпиталь, над южной, самой пространной бухтою… Шел большой улицею мимо двух церквей, домой. Ночь звездная, но безлунная. Маяки светятся в стороне к Инкерману… Инкерман – самый фантастический город…».

Афанасий Афанасьевич Фет – русский поэт-лирик и переводчик, мемуарист, член-корреспондент Петербургской академии наук. Он увидел Севастополь в июне 1887 года. Отозвался поэтической строфой и прозаическим воспоминанием: «Нигде и никогда не испытывал того подъема духа, который так мощно овладел мною на Братском кладбище. Это тот самый геройский дух, отрешенный от всяких личных стремлений, который носится над полем битвы и один способен стать предметом героической песни…».

Какой тут дышит мир! Какая славы тризна!

Антон Павлович Чехов – русский писатель, прозаик, драматург, классик мировой литературы. По профессии врач. Почетный академик Императорской Академии наук по разряду изящной словесности. В июле 1888 года он писал так: «В Севастополь я приехал ночью. Город красив сам по себе, красив и потому, что стоит у чудеснейшего моря – это его цвет, а цвет описать нельзя. Похоже на синий купорос… Море чудесное, синее и нежное, как волосы невинной девушки. На берегу его можно жить 1000 лет и не соскучишься… Купание до того хорошо, что я, окунувшись, стал смеяться без всякой причины. В Севастополе в лунную ночь я ездил в Георгиевский монастырь и смотрел вниз с горы на море; а на горе кладбище с белыми крестами. Было фантастично».

Александр Степанович Грин – русский писатель-прозаик и поэт, автор философско-психологических, с элементами символической фантастики, произведений. Начал печататься в 1906 году, всего опубликовал около четырехсот произведений: «Город возник на обрывках скал и холмов, соединенных лестницами, мостами и винтообразными узенькими тропинками… Желтый камень, синяя тень, живописные трещины старых стен. Свистки парусов, их сон и крылатое утро, зеленая вода, скалы. Даль океана; ночью – магнетический пожар звезд, лодки со смеющимися голосами… Впоследствии некоторые оттенки Севастополя вошли в мои города Лисс, Зурбаган, Гель-Гью и Гертон…».

Александр Иванович Куприн – русский писатель и переводчик: «Нигде во всей России, – а я порядочно ее изъездил по всем направлениям, – нигде я не слушал такой глубокой, полной, совершенной тишины, как в Балаклаве. Выходишь на балкон – и весь поглощаешься мраком и молчанием. Черное небо, черная вода в заливе, черные горы… Тишина не нарушается ни одним звуком человеческого жилья».

Иван Алексеевич Бунин – русский писатель и поэт, лауреат Нобелевской премии по литературе. Он описал Севастополь в повести «Жизнь Арсентьева»: «…вновь отстроенный, белый нарядный и жаркий, с просторными извозчичьими колясками под белыми навесами, с караимской и греческой толпой на улицах, осененных светлой зеленью южной акации, с великолепными табачными магазинами, с памятником сутулому Нахимову на площади возле лестницы, ведущей к Графской пристани, к зеленой воде со стоящими на ней броненосцами. Только там, за этой зеленой водой, было нечто отцовское – то, что называлось Северной стороной, Братской могилой; и только оттуда веяло на меня грустью и прелестью прошлого, давнего, теперь уже мирного, вечного и даже как будто чего-то моего собственного, тоже всеми забытого…».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.