В Севастополе состоялся первый иммерсивный спектакль

Автором постановки, которая создаёт полный эффект присутствия, в прямом смысле слова погружая зрителя в пространство сценического повествования, стал луначарец Николай Нечаев. Молодой режиссер увлек любителей андеграунда в полутемное подполье театра, где, как во мраке подворотен Петербурга позапрошлого века, произошла «экспедиция» в творчество всемирно известного русского мыслителя, философа и писателя Достоевского.

Под исходящие откуда-то из глубин подземелья звуки рояля (за инструментом – невидимый Андрей Егоров) ведущий перфоманса, чье лицо высвечивал лишь тусклый фонарный луч, повел с участниками экспедиции диалог так, словно они сами двигаются во мраке питерских подворотен, а может, во мраке души, не находящей выхода к свету. И зрители действительно двигались в стенах «развален», узких коридоров, сводчатых переходов. Можно было неожиданно обнаружить себя то в заброшенной мастерской, то перед высоченными проемом, ведущим в никуда. В какой-то момент перед ними запульсировала желто-черная графика киноэкрана, где в поисках жизненного выхода, в борьбе с губительными страстями метался человек. Мультипликация? И да, и нет, потому что потолок подполья вдруг рванут вверх, и там, на деревянном карнизе, как на урезе смертельного обрыва застыл живой Подпольный человек (артист Петр Котров). Он читал Достоевского жутко и мастерски, втягивая слушателей в роковое и низменное повествование. Поистине, человек страшен в иных своих порывах, и как же опасно, когда такие губительные порывы начинают разделять другие. Невольно думалось о недавней керченской трагедии, ее истоках и причинах. Душа наполнялась горечью, мозг тяжкими раздумьями.

Выход «экспедиции» к свету был постепенным и медленным, дающим возможность осознать, свидетелями какой истории были все ее участники, и освободиться от пережитых впечатлений.

Экспериментальный спектакль готовит зрителей к встрече с новой работой театра имени Луначарского. Художественный руководитель театра Григорий Лифанов уже работает над одним из наиболее политизированных романов Достоевского, написанным под впечатлением от ростков террористического и радикального движений в среде русских интеллигентов… Спектакль получит одноименное с романом название – «Бесы». А что возьмет от него, пока не определить. Главная линия и сцены вызревают вот в таких пробных постановках «третьей сцены».

Наталия Микиртумова

На снимке актер Петр Котров. Фото из архива театра

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.