Рассказ беженцев из ДНР: как сложно им далась дорога и сборы

В какой момент ты понимаешь, что ты беженец

Фото: ЧП Донецк/vk.com

В ДНР и ЛНР 18 февраля было объявлено о массовой эвакуации населения в связи с обострением ситуации с украинскими войсками. Жители, опасаясь за свои жизни и помня предыдущие бомбежки, решили не медлить со сборами и некоторые стали уезжать первыми электричками и автобусами.

Когда ты слышишь об эвакуации

Семья, с которой пообщался корреспондент «Севкора», проживала в Макеевке -одном из городов ДНР. Первой, до объявления эвакуации, выехала мама с четырехлетним сыном. Она приехала в Севастополь, где живет семья мужа, сняла у них квартиру (на эти деньги они учат младшую дочь в Москве, не могли отдать бесплатно), и этому была благодарна, так как редко кто готов сдать квартиру приезжим с детьми. А в этой семье их трое. Бабушка с двумя старшими планировала приехать по окончанию учебного года, но угроза войны смешала их планы. 

О начале эвакуации им пришло сообщение из школы. Сразу же они узнали, что уехать частными перевозчиками, ранее известными, как поездки «Крым-ДНР, ЛНР»,  теперь уже нельзя. Их работу запретили, как и таксистов, за пределы Донбасса перестали выпускать мужчин.

В первый день бабушка с детьми — 12 и 9 лет — не смогла уехать, записались на второй день. Пришли на следующий день к 8 утра и сидели ждали несколько часов отправления, даже не знали, когда заберут и как повезут.

Из вещей они смогли взять небольшой чемодан и сумку, по списку, который рекомендовали при объявлении эвакуации, то есть самое необходимое: с собой взяли ноутбук, еду детям, и нижнее белье. В рекомендациях был строгий запрет на большие чемоданы и бесчисленные сумки. Бабушка рассказала, что не взяла внукам с собой даже кроссовки. Вот как вышли в ботинках, это и вся оказалась их обувью. Но так, по ее словам, ехали и в принципе все. Огромных чемоданов не было ни у кого. 

«Чувствуем себя, правда, настоящими беженцами. Мы когда начали собираться, ночью было две вспышки и гремели взрывы. Дети одетые легли спать, их колотило. И я думала только о том, чтобы быстрее их вывезти. Они уже начали боятся, заснуть не могли. Оставаться мне смысла не было, потому что психика детей дороже», — еще с тяжестью воспоминаний поделилась Анна.

Далее их ждала сложнейшая дорога длинное почти в двое суток. 

Путь беженцами

С автостанции в центре Макеевки, им пришлось пешком идти в другой точку отправления. Там после ожидания в часа три просто на улице на февральской некрымской погоде автобусами их привезли на электричку, которая доставила из Иловайска до Таганрога. Это все, что они получили бесплатно.

Людей выезжающих с ними в это время из Донбасса было очень много. До Иловайска шло семь автобусов, по прибытию на вокзал количество людей было как буд-то только что подвезли минимум 50 таких автобусов. 

В Таганроге прибывающих ждал поезд до Нижнего Новгорода. И вот все, кто не рассчитывал на собственные силы, и кому некуда было ехать, пересаживались далее в этот поезд. Уехал он полностью загруженный людьми. Причем эти люди были только женщины и дети, мужчин не было, только всего несколько стариков.

И только здесь на перевалочном пункте беженцам впервые предложили воду, детям печенье, чай, конфеты. Это уже почувствовалась российская помощь.

В автобусе по ДНРу даже воды детям не было предусмотрено. Потом уже девочка-волонтер занесла один пакет на весь автобус с каким-то странным набором вещей. Там кому досталось мыло, кому туалетная бумага, они взяли коробку цветных карандашей. 

Что интересно, водители автобусов им рассказывали, что они ростовские — их поснимали с маршрутов и отправили вывозить беженцев. Они жаловались, что уже к тому моменту находились третьи сутки на ногах, и не успевали развозить прибывающих людей, мыть транспорт.

Местных, донецких водителей, за пределы ДНР, ЛНР перестали выпускать — их всех мобилизовали в армию народных республик. Те мужчины, которые вывозили свои семьи на собственных автомобилях, подписывали обязательства, что они доставят близких в безопасное место, и в течение 48 часов вернуться и примкнут к рядам добровольцев-ополченцев.

До Севастополя своими силами

Всех, кому в России уже было куда ехать, отправляли в кассы. Бабушка купила билеты на электричку до Ростова. Здесь она планировала уже пересесть на какой-то транспорт в Севастополь. На поезд они опоздали. Автобусы ночью не шли. Какой-то перевозчик их вывез на трассу и посадил в транзитный автобус, как им обещали, до Севастополя. Заплатили они по 2 500р  за каждого за билеты.

Но довезли их только до Симферополя, дальше водитель решил не ехать, правда, вернул им по 500 рублей с каждого билета. Сочувствия и соучастия уже сутки находящиеся в пути не получили. Даже детей не выпускали в туалет. А мальчика к тому моменту уже начало тошнить от пережитого.

В Симферополе на электричку опять они опоздали, ждать и искать автобуса до Севастополя не было сил. Взяли такси и еще за 2 500 рублей приехали обессиленные в новый дом.

Перекличка в школе

Оказавшись уже к понедельнику в спокойствии и безопасности, начали узнавать, что делать дальше с учебой детей.

В данный момент занятия во всех школах отменили, дистанта нет и, вероятно, там система образования к нему еще не готова. Только предложили родителям, которым, уходя на работу, не с кем оставить детей, приводить их в школу. Обучение не ведется, питанием их не обеспечивают, просто за ними присматривают и там есть бомбоубежище на случай ЧС. В понедельник из 500 учеников пришли 50 со своими тормозками. Следующие распоряжения о возобновлении или нет учебного процесса должны быть 1 марта.

При этом из классов детей практически никто не стал эвакуироваться— люди боятся бросать свои дома. Однако у кого есть машины, стоят заправленные и готовые в любой момент выехать. 

Но даже после такой сложной дороги полноценного ощущения себя беженцами у них нет.

«Информационного сопровождения у нас никакого не было. Нам не говорили, ни куда можно обратиться за помощью, нужно ли где-то регистрироваться, можем ли мы претендовать на эти 10 тысяч. И даже не спрашивали, кто куда едет. Только одно: если уезжаете сами с Таганрога, то идите на кассу», — говорила растерянная бабушка.

В голове у нее вперемешку рассказы ее попутчиков-беженцев с Александровки-городка по которому идет межевание ДНР о том, сколько Украина «стянула» и продолжает «стягивать» к границе тяжелой военной техники, и собственные переживания, во что теперь одевать детей, все вещи которых остались в другом доме, на краю войны.

Ольга Сурикова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.