Матвей Блюмин. Одарен на 500%

Матвею Блюмину 13 лет, но в особых представлениях юный севастопольский скрипач уже не нуждается. Наверняка и вы, вспомните   этого маленького мальчика, которого слушали на многих концертах в нашем городе или видели по телевизору на канале «Россия», ведь он буквально  «вынул душу» у тех слушателей, которые следили за его изумительной игрой на Всероссийском конкурсе «Синяя птица». С какой гордостью в те дни севастопольцы делились друг с другом этой новостью даже в троллейбусах —  наш мальчик, наш юный скрипач, такой молодец, победил!

Впрочем, и до этого замечательного события 2018 года в жизни подростка были многие другие выступления, чаще всего они проходили в родном Севастополе с муниципальным симфоническим оркестром Владимира Кима. Для самого первого выступления с оркестром мама Оксана Валерьевна Блюмина сшила Матвею фрак в 104 сантиметра длиной — Матвею тогда исполнилось 6 лет, из этого концертного костюма он быстро вырос, пришлось шить другой, потом третий. Ныне севастопольский скрипач Матвей Блюмин лауреат и обладатель гран — при двадцати национальных и международных конкурсов.  Теперь его знают во всем музыкальном мире, он дипломант Международного телевизионного конкурса юных музыкантов «Щелкунчик», московского конкурса «Призвание — музыкант», итальянского конкурса юных исполнителей. Матвей — участник V Детской музыкальной академии Юрия Башмета, международного фе¬стиваля «Москва встречает друзей» и др.

Выделим отдельной строкой. Матвей является стипендиатом Международно¬го благотворительного фонда Владимира Спивакова и фонда Гварнери (Guarneri Foundation), перешел в 10 класс по программе общеобразовательной школы, учится в   колледже при российской академии музыки имени Гнесиных в Москве.

В репертуаре начинающего музыканта «Времена года» и «Гроза» Вивальди. «Список Шиндлера» Уильямса, «Дьявольская соната» Тартини, произведения Баха, Мендельсона Вагнера, Листа, Паганини. Он концертирует со знаменитым пианистом народным артистом России Денисом Мацуевым, с преподавателем государственной консерватории имени П.И. Чайковского Федором Белугиным — руководителем струнного квартета виртуозов скрипки имени Давида Ойстраха. А совсем недавно на сцене севастопольского Дворца Детского и юношеского творчества учащейся молодежи Матвей впервые сыграл со своим девятилетним братом Тимофеем. Дуэт исполнил знаменитое классическое произведение времен романтизма Витторио Монти «Чардаш».

Интересно как произошла первая встреча со скрипкой у Матвея, ведь именно в тот момент что-то пронзило сердце ребенка, как молния, как гром открытия смысла жизни на многие годы вперед и теперь он идет по избранному пути, не отступая ни перед чем. У Оскара Уайльда, воспитавшего двоих сыновей, можно прочесть в его знаменитом романе: «Говорить с этим мальчиком было все равно, что играть на редкостной скрипке. Он отзывался на каждое прикосновение, на малейшую дрожь смычка». Не так ли это было у севастопольского скрипача?

Ответ на этот и другие вопросы я услышала в уютном севастопольском дворике, где произошла встреча с тремя братьями Блюмиными — Матвеем, Тимофеем (9 лет), Марком (8 месяцев) и родителями Сергеем и Оксаной Блюмиными.

Матвей:

— Мы с мамой и ее сестрой после детского садика зашли в музыкальную школу, где на скрипке играл мой двоюродный брат Вилли. Я впервые увидел и услышал скрипку. Тогда и сказал, хочу, вот это хочу и показал на скрипку. Я это помню, и мама рассказывает.

Оксана Валерьевна:

— Матвею было тогда 4 года. Какая скрипка?! Я ее раньше никогда в руках не держала, близко не видела. Я училась в музыкальной школе по классу фортепиано. Мы думали, Матвей у нас будет военный, командир, как папа. Похвастаю, наш папа 8 лет был командиром БПК «Петропавловск», много лет прослужил на флоте, в том числе и на Тихоокеанском и на Черноморском. Сейчас в запасе, капитан первого ранга, потомственный флотский офицер. Наш дедушка Леонид Александрович, ему 90 лет, тоже на флоте служил. А тут скрипка! Педагог 8 музыкальной школы Владимир Ильич Бадаев тогда сразу посоветовал: «У мальчика идеальный слух, купите ему скрипку, он сможет играть.» Пошла искать крошечную скрипку, пусть мол попробует, да и бросит. Нашла китайский набор за 700 гривен. У нас в семье нет музыкантов, потом уже вспомнили, что в родне-то они были, в том числе и скрипачи. А Матвей со скрипкой почти не расставался. Извлекал звуки, прислушивался к ним, играл красиво и даже, как -то складно, не просто пиликал., хотя и нот не знал. Аккуратно упаковывал инструмент перед сном. У нас в доме тихо, никто не любит громких звуков, и скрипка звучала так трогательно и нежно. Повела к педагогу, что было делать?! Стали учить. Его первые учителя — преподаватели восьмой севастопольской музыкальной школы Татьяна Григорьевна Опарина, Владимир Ильич Бадаев, В Симферополе нашли Антонину Васильевну Васильеву, которая училась играть на скрипке у ученицы самого Леопольда Ауэра, знаменитого российского скрипача венгерского происхождения. Он 49 лет из своих 85 прожил в России. Для него лично Чайковский музыку писал! Позднее Матвей выиграл конкурс Льва Семеновича Ауэра — так называли мастера скрипичной игры в России. Этот международный конкурс молодых пианистов был организован в России еще при жизни знаменитого скрипача и проводится в нашей стране с перерывами с начала двадцатого века, являясь одним из самых старинных музыкальных конкурсов скрипачей.

Родители с самого начала искали опытных педагогов для Матвея, ездили и в Санкт-Петербург к профессору Савелию Марковичу Шальману. Ходили к нему утром и вечером, со скрипкой, я с рюкзаком на спине и с Матвейкой за руку. Добирались к нему на метро. Он кучу нот даст, посмотрите, мол, а Матвей вечером ему играет то, что разучил. Профессор за голову хватался: «Этот мальчик одарен на 500%».

Корреспондент:

— А как ты на разучиваешь произведение, Матвей?

Матвей:

-Сначала ноты разбираю, пробую технически, а уж потом сочиняю историю, которую играю.

Корреспондент:

— Один сочиняешь историю?

Матвей:

-И мама, и педагог подсказывают, конечно, а я думаю. И вместе с педагогом думаем.

Оксана Валерьевна:

— Но уж если Матвей придумал, его переубедить трудно. Он чувствует, а у нас только слова. Мы не на равных. Доверяем ему.

Корреспондент:

— Спрошу Тимофея: вас папа часто ругает?

Тимофей:

— Нет, что вы, папа нас так любит!

Корр:

— А кто самый строгий в семье?

Мальчики молчат и смотрят на маму.

Оксана Валерьевна:

— Ну, конечно, я слежу за режимом, за сменой занятий, каждый день напряженка, самый младший тоже своего требует, нужно многое успеть. Сейчас лето, мальчики репетируют, купаются, ходят на балет, играют во дворе, рисуют, читают. Матвею скоро ехать в Сочи к Денису Мацуеву на репетиции. У них концерты по России. Матвей скор на сборы. Помню, в прошлом году летом мы, взрослые вместе с его педагогом решили, почему -то в последнюю минуту, что репетиций мало, нужно их продолжить, а Марии Андреевне нужно лететь в Москву. Матвей был на пляже, мы к нему подошли, он из моря вышел, а мы ему говорим: Сейчас 2 часа в 17 .30 самолет из Симферополя, летим в Москву. Матвей и слова не сказал, надо, значит, надо. Пошли, море осталось за спиной.

Корреспондент:

— В музыкальной школе ваш средний сын Тимофей тоже выбрал скрипку. Это произошло под влиянием брата?

Оксана Валерьевна:

— У него, как и у Матвея, абсолютный слух, он начал заниматься виолончелью, мы радовались вместе с педагогом, а однажды я стала собирать первые скрипки Матвея, чтобы освободить шкаф и вдруг Тимофей разнервничался, не убирай скрипки, вы Матвея учили, а меня не хотите, я тоже буду играть! Вот так и получилось, что и Тимофей скрипач. Критики говорят, что у Матвея дар на скрипке говорить и петь, а Тимофей очень техничен в игре, каждому свое. Братьев пригласила учиться Австрийская консерватория, но пока не решились туда ехать.

Корреспондент:

-Заметила, что на концерте, где ваши дети впервые играли дуэтом, папа был особенно счастлив. Вы хотите, чтобы и третий сын был музыкантом?

Сергей Леонидович:

— Да нет же, тут никакие подсказки не помогут, человек сам должен решить, нужно ли ему это. Марк еще совсем мал, но мы не подсказываем своим детям, мы идем за ними. Их воля — главное. А уж если принял решение, нужно держаться. А мы, родители: и я, и Оксана сделаем для них все, что в наших силах.

Я когда-то года 22 назад думал, что не буду больше жениться, что хватит с меня. А потом через год мы встретились с Оксаной. Она училась в одном вузе, потом в другом, специальности английский язык и юриспруденция, причем, получала бюджетную стипендию, хорошо училась. Потом наступило время детей. Оксане они очень трудно давались. Но теперь я понимаю, что дети — самое лучшее, что может быть у человека в его жизни. На концертах Матвея и Тимофея у меня сердце разрывается вместе с их скрипкой и радуется тоже, и возносится, падает в мир эмоций и радости. И я вижу шаг за шагом, что дети идут вперед. А мы — рядом.

Корреспондент:

— Как думаешь, Матвей, чем твоя игра отличается от других?

Матвей:

-Я сейчас играю без мостика, знаете, такая подпорка на плече у скрипача. А начинал, конечно, с мостом, как все. А потом стал слушать записи знаменитых исполнителей и слышу, они как -то по -другому извлекают звук, не так, как я. Оказывается, многие знаменитые музыканты играли без мостика. Ойстрах, например, Менухин, Хейфец, Ауэер, да многие. Когда мне Мария Андреевна Белугина, педагог, показала, как играть без мостика, мне очень понравилось. Я стал переучиваться. Это все совсем другое и ощущения другие.

Оксана Валерьевна:

— Матвей, покажи плечо…

Матвей показывает плечо, и я вижу натруженное место соприкосновения скрипки с телом мальчика. Скрипка врастает в исполнителя! В его ключицу. Так вот почему так сопереживают в музыке мышцы, создаются впечатление, что звуки рождаются в самом теле музыканта, как в резонаторе. И звук скрипки, как уверяют музыканты, получаются совсем другим. Первое произведение, исполненное без моста на концерте А. Вивальди «Времена года», потом был концерт с квартетом Давида Ойстраха. Зрители оценили.

Традиция игры на скрипке, одном из самых старинных инструментов мира возрождена преподавателем Российской Академии музыки М.А. Белугиной, вообще -то эта традиция была крепко забыта, в русской исполнительской школе как -то и не востребована. Не каждый сможет овладеть техникой такой игры, нужна особые физиологические данные — длина шеи, пальцев и, конечно, желание музыканта держать инструмент подбородком и большим пальцем левой руки. Мостик в свое время и родился-то для простоты обучения игры на скрипке, да так и застряла эта подпорка на плече музыканта для облегчения.

Какое счастье, что они встретились однажды в Москве — Мария Андреевна и Матвей Блюмин и теперь московский педагог учит севастопольского мальчика. А произошло это, благодаря нашему городу. Как оказалось, здесь, у нас в Крыму жил и работал Жорес Белугин- отец мужа Марии Андреевны, которого можно назвать основоположником севастопольской скрипичной школы. Так что даже название города, где родился и живет Матвей, открывает души. Переплетение судеб, почти мистика, но так часто это бывает у людей, связанных общими корнями.

Корреспондент:

— У маленького скрипача и скрипки крошечные, они растут вместе с исполнителем. Приходит, наконец, время, когда хочется взять в руки настоящий инструмент, из тех самых, созданных старинными известными мастерами. Ты уже играл на таких инструментах?

Матвей:

— Да, я подержал в руках и немножко поиграл на самых знаменитых скрипках. Это было в Лондоне в известной на весь мир компании, где хранятся эти инструменты мастеров Гварнери, Страдивари, Амати. Мне понравилась скрипка Гварнери дель Джезу. Она все может, мне кажется. И такая красивая, свет на нее падает, а она переливается от густо желтого к красному. Такой лак на ней волшебный, но она создана под большие мужские руки.

В описании скрипки Гварнери дель Джезу сказано, что это работа младшего сына Гварнери (1698 -1744). Творчество этого гениального мастера можно сравнить лишь с достижениями Антонио Страдивари.

В этом году Матвей Блюмин был приглашен на благотворительный аукцион в Лондон. Нашелся даритель, поклонник творчества, который пригласил музыканта на аукцион, где были выставлены старинные скрипки знаменитых мастеров, которые при желании публики можно было бы купить специально для молодого дарования из Севастополя. Публика, посетившая аукцион, была в восторге от выступления Матвея, англичане бисировали стоя, многие вытирали слезы радости и ликования. Аудитория одного из самых роскошных залов Европы была растрогана. Да и миссия выполнена, зрители собрали необходимую сумму денег для покупки скрипки. Матвей выбрал инструмент мастеров школы Гальяно — она ему подошла по его физическим данным. На протяжении 250 лет мастера из этого знаменитого рода прославляли итальянский город Турин своими изумительно звучащими инструментами. Матвей сыграл на этой скрипке несколько произведений из своего репертуара, но — только на том самом концерте в Лондоне. Юный скрипач возвратился в Россию, а скрипка осталась, где и была. Обещали прислать позднее, не прислали. Так нынче бывает, оказывается.

Те, кто слушал игру Матвея Блюмина, отмечают, что скрипка, нет, не та, которую он опробовал в Лондоне, другая, у него поет, рыдает, разговаривает и уносит слушателя в другие миры. Откуда в севастопольском мальчике такая боль, зрелость мастера и острота чувств? Может это и называется талант, — и он послан свыше?! Как бы там ни было, Матвей и его брат Тимофей вступили в мир творчества., где много разных путей к его вершине, пусть же повезет играющим детям, идущим упорно, настойчиво и влюбленно. Матвей уверен, они с братом смогут добыть себе скрипки, все только начинается!

Интервью закончено, возвращаюсь через двор, где дети играют в футбол. Тимофей и Матвей — нападающие. Одна из стен дворика по инициативе самодеятельного художника расписана именами детей, которые здесь живут. Среди них нахожу знакомые имена: Тима, Матвей, Марик.

Счастья вам, мальчики!

Ирина Катвалюк.

2 комментариев на “Матвей Блюмин. Одарен на 500%

  1. До спазма в горле! Игра волшебная, живая. Хочется слушать и слушать без конца…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.