Домой Культура Лавреневцы: оперу не обещаем, но мюзикл гарантируем!

Лавреневцы: оперу не обещаем, но мюзикл гарантируем!

В кулисах нового сезона Драматического театра имени Бориса Лавренева ЧФ ведутся репетиции первой русской классической комедии, преобразованной современными авторами в мюзикл.

О чем речь? Вспомните школу и великого Дениса Фонвизина. Он наверняка ассоциируется исключительно с «Недорослем». Тем не менее, еще до этой блистательной сатирической драмы о нравах тогдашней патриархальной России, Фонвизин написал не менее поучительную комедию «Бригадир», где заклеймил бескультурье, консерватизм, а порой и откровенное невежество пометного дворянства. Этот материал и был взят за основу нашими современниками писателем Юлием Кимом и композитором Григорием Ауэрбахом, которые создали мюзикл «Амуры в снегу», имеющий успех на отечественной сцене.

Ярко прозвучавшее в столице музыкальное произведение предложила флотскому театру известный российский театральный режиссер Екатерина Гранитова-Лавровская, вот уже третий сезон поддерживающая флотскую Мельпомену. Это некоторым образом перекликается с темой, которая обсуждается в рамках нашего портала: актуален ли для Севастополя театр оперы и балета, уместны ли на драматических подмостках «поющие спектакли» и могут ли актеры не оперной или не опереточной школы выйти на серьезный вокальный уровень.

Об этом мы и спросили Екатерину Геннадьевну.

– Я думаю, что большая опера в Севастополе состоится. Но только тогда, когда российская элита станет именно у нас ее постоянным зрителем. Что же касается мюзикла, он вполне закономерен и для драматического театра, потому что современный актер априори должен уметь двигаться, петь, существовать в музыке, ее энергетике. Да, с лавреневцами мы идем на некий эксперимент, потому что беремся не за условный, а за полноценный жанр, постановку, где двадцать музыкальных номеров. Такого театр еще не делал, но у меня нет никакого сомнения, что наши актеры чего-то не осилят. Ведь мюзикл – прежде всего энергия. А энергии в наших актерах очень много, и музыкальных людей много. По крайней мере, с распределением ролей проблем не было.

– А кто они, поющие лицедеи?

– Легче назвать тех, кто не поет.

– И все же.

– Тогда перечислю занятых в репетициях. Илья Домбровский, Светлана Агафошина, Виталий Максименко, Любовь Климкина, Игорь Лучихин, Анастасия Жучкова, Мария Соболева, Светлана Кравченко, Вячеслав Земляной…

– Вячеслав Арсентьевич тоже берет высокую ноту?

– Очень хорошо берет! Он профессиональный певец. У него актерское музыкальное образование!

– А Максименко?

– Прекрасно интонирует. Однако не стану утверждать, что мы поставили перед собой легкую задачу. Музыкальный материал начали разучивать еще весной. И только по прошествии нескольких месяцев приступили к драматическим репетициям.

– Два слова ликбеза о самом жанре.

– Мюзикл. Это пространство, где накапливаются эмоции, которые переходят из «я так переполнен чувствами, что уже не могу говорить, начинаю петь», в «я уже не могу петь, начинаю танцевать!». Это новый формат для нынешней труппы, хотя в истории лавреневцев уже были музыкальные спектакли. Сегодня актеры вновь будут петь, причем под живое сопровождение. В этом главную роль играют фортепиано и наш музыкальный руководитель Левон Вознесенский. С его появлением в театре занятия вокалом вообще стали обязательным и любимым актерами профессиональным тренингом. С Левоном у нас появилась возможность брать много материала для живого пения и, готовя вокальные номера для разных спектаклей, он постоянно работает с исполнителями. А в будущем мюзикле это, как я уже сказала, двадцать музыкальных номеров, соло, большие ансамбли, в которых участвуют все персонажи. К тому же они еще и все время двигаются. Представляете, какая для этого требуется огромная подготовительная работа!

– Кто еще в кругу постановщиков?

– Естественно, балетмейстер. Севастополь хорошо его знает, этот Олег Дорохин, с ним мы делаем уже третий спектакль. Он человек поиска, который всегда уходит от стандарта, ищет новый разворот… Я с огромным удовольствием с ним работаю.

– Сценография, декорации?

– Их нам делает знающая, оригинальная Ирина Куц, костюмы – Соня Баркасова, молодой мастер, модельер и художник, который успешно пробует себя в театральной специфике.

– Вы выбрали произведение, в основе которого старина, но мюзикл – жанр новых времен. Как они сочетаются?

– Авторы мюзикла переработали забытую сатирическую драму в лирическую комедию, определив ее жанр как «старинная комедия на музыке». В этом ее стилизация в мелодиях некоего галантного века, где есть цитаты из музыки барокко, но уже звучат элементы и свинга, и джаза. Словом, современный музыкальный спектакль. А почему «Амуры в снегу»? Наверное потому, что под солнцем любить очень легко, а попробуйте-ка в метель… В пьесе много любви и много в хорошем смысле русскости. Вся незамысловатая интрига погружена в уютный, неторопливый северный антураж. Немного сонная, засыпанная снегом старинная русская усадьба… И взрыв страстей!

– Будет ли это смотреться в жару?

– А у нас премьера намечена на исход осени, поближе к снегам. Если же спектакль придется зрителям по вкусу, он подарит приятную прохладу и в жаркий севастопольский день.

Наталия МИКИРТУМОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь