Великие люди о Севастополе. Часть 5

Продолжаем знакомить читателей sevkor.ru с уникальной коллекцией высказываний о Севастополе, начало здесь

Лоцманы Морской библиотеки. Валентина Сапегина.

Промолчать о том, что его нога ступала на землю Севастополя, что он прикасался к ее истории, не мог ни друг, ни враг. За перо брались воины и путешественники, торговцы и политики. Что уж говорить о поэтах и писателях. Какую рукопись, книгу, вызревшую в наших краях, ни открой, а слово такое найдешь…

Фредерик Дюбуа де Монпере – швейцарец французского происхождения, археолог, путешественник, этнограф. Предпринял в 1831 – 1834 годах путешествие в Крым и на Кавказ. Результаты своих наблюдений изложил в шеститомном труде и очень жестко добавил: «Первый день Севастополя был последним днем Херсонеса!», еще тогда осознав, как крепко встала здесь Россия.

Луи Анри Буссенар – известный французский писатель, автор приключенческой литературы в книге «Герои Малахова кургана» определил взгляд на Крымскую войну и оборону Севастополя со своей стороны: «Русские не сдаются и не бегут, а умирают на месте… Защитники Севастополя сделали больше, чем было в человеческих силах… Русские, под сильнейшим огнем, с неустрашимостью, вызывающей восторженный крик союзных войск, быстро исправляют повреждения… Теперь, когда Россия стала нашей союзницей и другом, интересно было бы знать, зачем же тогда в 1854 – 1855 годах была война, в которой погибло 400 000 человек?!».

Лейтенант Фредерик де Лярп в 1855 году штурмовал Севастополь. А в августе 1898 года француз посетил его в качестве путешественника. Любопытны записи, сделанные им в те дни в путевом дневнике: «…Между открытым морем, рейдом и портом расположен очень белый, веселый город. Ничто не может омрачить его красоту: ни фортификационные сооружения, ни руины прошедшей войны; у этого города есть особая оживленность, присущая военным портам. Самое приятное место Севастополя – это городской сад на берегу рейда, врезающегося внутрь суши до самых меловых скал; вечером многочисленная элегантно одетая публика встречается здесь и толпится у музыкального киоска. Во время этой молчаливой прогулки по священным местам в моей памяти всплывают захватывающе реалистичные строки из воспоминаний об осаде города: жизнь в траншеях, в лагере, в осажденном Севастополе… Каждый день твои друзья погибают рядом с тобой, и ты ежедневно видишь места их гибели…»

«Посещая места, где шли ожесточенные бои за каждую пядь земли, читая историю осады города, проникаешься чувством восхищения героизмом воинов, не испытывая при этом ни капли ненависти!»

Марк Твен (настоящее имя Сэ́мюэл Лэ́нгхорн Кле́менс) – американский писатель, журналист и общественный деятель. Его творчество охватывает множество жанров: юмор, сатиру, философскую фантастику, публицистику и другие, и во всех этих жанрах он неизменно занимает позицию гуманиста и демократа. В Севастополе знаменитый американец побывал в 1867 году. Долгие годы прошли после Крымской войны, но Севастополь лежал в руинах…

«Трудно представить себе более ужасное, более полное разрушение. Дома здесь были сооружены на совесть, сложены из камня, но пушечные ядра били по ним снова и снова, срывали крыши, разрубали стены сверху донизу, и теперь на полмили здесь тянутся одни разбитые печные трубы.

Даже угадать невозможно, как выглядели эти дома. У самых больших зданий снесены углы, колонны расколоты пополам, карнизы разбиты вдребезги, в стенах зияют дыры. Иные из них такие круглые и аккуратные, словно их просверлили дрелью. Другие пробиты насквозь, и в стене остался такой ровный, гладкий и четкий след, словно его нарочно шлифовали.

Тут и там ядра застряли в стенах, и ржавые следы сочатся из-под них, оставляя на камне теплую дорожку!

На этом страшном поле брани, где с таким неистовством бушевала смерть, теперь все спокойно — ни звука, ни живой души, кругом безлюдно, безмолвно, на всем печать запустения».

Франклин Рузвельт – 32-й президент США, одна из центральных фигур мировых событий первой половины XX века, возглавлял США во время мирового экономического кризиса и Второй мировой войны: «О, господа! Если бы я мог ходить, то тогда бы дошел до святых мест России: Ленинграда, Сталинграда, Севастополя, встал бы на колени и поцеловал эту святую землю…».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.