Протоиерей Александр Бай: мы единая церковь — и на Украине, и в России. Так было, так и осталось

bay2sevkor.ru решил провести интервью с настоятелем часовни Федора Ушакова протоиереем Александром Байем по нескольким причинам. Главная — он разрушил стереотип, который сложился в редакции относительно священников. Вне церкви отец Александр выглядит как обычный человек – короткая стрижка, небольшая бородка, джинсы, кроссовки. Несколько раз в неделю он ходит в тренажерный зал, играет в севастопольской футбольной любительской команде «Интер», пишет книги о войне в Чечне и Афганистане. В прошлом году он выиграл престижную литературную премию «Мир без войны и насилия». На шкафу в его комнате при часовне боксерские перчатки и армейская каска. На вешалке — подаренный десантниками камуфляж. Он слушает разную музыку. Например, ему очень нравиться как репер «Баста» исполняет песню Владимира Высоцкого «Райские яблоки». Во время проповедей отец Александр может вставлять слова из молодежного сленга. Он не гонит из храма человека, который пришел в шортах: главное, что пришел, остальное – вторично. Он верит, что каждый человек приходит к Богу по-своему.

Отец Александр, хочу заранее принести извинения за некоторые вопросы, которые будут заданы во время интервью. Они довольно «жесткие» и личные. Вы, естественно, вправе на них не отвечать… Вы родились и провели детство на Западной Украине — в городе Почаев Тернопольской области. Вы себя кем считаете — украинцем или русским?

На этом вопросе сейчас многие спекулируют. Для меня русские и украинцы – один народ, из одного православного «теста».

Но на вас как-то повлияло, что вы провели детство там?

Я родился на Западной Украине, где есть Почаевская лавра, есть множество православных монастырей, где люди исповедуют православную веру. Они не католики, они не униаты. Я являюсь частью той культуры, которая мне была привита на Западной Украине в виде этих удивительных православных церквей и монастырей. И другая культура мне чужда. Европейскую культуру я не приемлю. Это не мое.

Как вы отнеслись к вхождению Крыма и Севастополя в состав России?

Севастополь всегда был русским городом. Прошел референдум, было решение людей. Они высказали свое мнение. Я не понимаю, какие еще могут быть вопросы.

Что, по-вашему, сейчас происходит в Украине?

Эту ситуацию хорошо иллюстрирует стих иеромонаха Романа:

Без Бога нация — толпа,

Объединенная пороком,

Или слепа, или глупа,

Иль, что еще страшней, — жестока.

И пусть на трон взойдет любой,

Глаголющий высоким слогом,

Толпа останется толпой,

Пока не обратится к Богу!

bay4

Вы пишите художественные книги о русских солдатах, войне. В ваших книга часто описаны боевые действия, в которых убивают людей. Такая литература не противоречит церковным правилам?

Нет, противоречия здесь нет. Есть вещи, которые мы называем – защищая свою родину. Если мы защищаем свою землю, родину, веру – это никак не противоречит церкви. В нашей истории мы видим, что даже священники защищают свою землю. Тот же монах-воин Пересвет, который на Куликовом поле первым вступил в бой с монголами и татарами.

Если бы не служение, чем бы вы хотели заниматься в жизни?

Я мечтал быть офицером, служить родине.

Почему вы стали священником?

Таков был промысел Божий – путь священнослужителя. Стать офицером у меня не получалось никак. Наверное, это было не мое, и Богу не угодно.

Римский папа Иоанн Павел II публично принес покаяние от лица католической церкви за преступления времен крестовых походов и инквизиции. Как вы считаете, Православной церкви есть за что покаяться?

Думаю, нет. Наша церковь окропила мученической кровью свою историю, претерпела очень большие гонения во времена советской власти. Не творила деяний подобных католической церкви – не вела крестовых походов, не сжигала невинных на кострах.

Был не совсем светлый период в истории Русской православной церкви: гонения на старообрядцев.

Я не компетентен в этом вопросе. Я знаю, что такое гонение было, что была даже пролита кровь. Но я не могу говорить о том, что я до конца не знаю и не понимаю.

Некоторые граждане критикуют церковь за то, что многие священники живут не хуже крупных промышленников – ездят на дорогих авто, носят часы за десятки тысяч долларов? Как вы к этому относить?

Каждый человек, в том числе и священник, отвечает сам за себя. Мы не можем себя отделять от общества. В обществе ходят деньги, покупается хлеб, разные вещи. Наша церковь находится на земле, а не на небе. Мы также как и при строительстве обычных зданий строим храмы за деньги. Мы также покупаем свечи. Также часто нас критикуют за то, что мы проводим платно крещение, другие таинства и обряды. Я объясню это так: кесарю кесарево, а Богу Божие. Я плачу зарплату своим сотрудникам, которые помогают в служении – сторожам, хору, уборщицам. Поэтому за таинство я беру жертву. Конечно, у кого нет возможности заплатить, мы крестим бесплатно.

Я спрашивал о священниках, которые владеют огромными состояниями

Все относительно. Все те блага, о которых вы говорите, они не имеют духовной ценности. Если у священника хорошая машина, это не означает, что он ставит ее в приоритете перед Богом, своим служением. Это не значит, что он предан этому богатству больше, чем богатству духовному. Если у батюшки есть возможность ездить на хорошей дорогой машине, это его личный вопрос. Духовно человек и священник может быть выше над богатством. Хотя бывает и наоборот.

Ну а у вас есть подобные блага: хороший автомобиль, дорогие часы, дом?

У меня вообще нет машины, нет дорогих часов. У меня есть своя квартира, которую мне помог купить близкий мне человек. В этой квартире мебель, телевизор. У меня есть жена и сын. Есть хлеб насущный и все то, что позволяет считать себя благоустроенным в этой жизни.

chasovnia

Часовня отца Александра

Бывает такое, что вы не согласны с высказыванием высокопоставленных священников или с позицией церкви по каким-то вопросам? Может ли священник высказывать свое несогласие? Должен ли он это делать?

Есть такая поговорка: послушание превыше поста и молитвы. Все начальники в священном сане имеют власть от Бога. Поэтому надо смеряться и быть послушным. Тогда будет порядок. Я не должен задавать лишних вопросов. Я не должен отвечать своим несогласием.

Но в душе можете быть не согласным?

Какие-то прошения или указания сверху — они не противоречат ничему, я их выполняю… Были моменты, когда я был с чем-то не согласен, но со временем понимал, что начальство было право.

Есть ли в православной церкви священники, которым вы не подадите руки?

Нет таких священников. Я сам себя считаю священником недостойным, по милости Божьей служащий в церкви. Кто я такой, чтобы не подавать руку своему собрату. Я не имею право судить. Дай Бог, чтобы они мне подавали руку. А им я всегда пожму руку и приду на помощь.

Вы родной племянник митрополита Симферопольского и Крымского Лазаря. Это как-то помогает вам в служении?

Да, я племянник митрополита Лазаря, чем я искренне горжусь. Вы хотите спросить, есть ли «блат» в этих отношениях. Я поступал в духовную семинарию после армии. Уже в том возрасте, где я сам определял свой путь. Я в тот период уже очень хотел быть священником. Я поступил в Почаевскую семинарию, которую через год бросил. Приминали ли меня туда из-за знакомства с Владыкой, я не знаю. Но я оставил семинарию и уехал учиться в Россию. Конечно, со стороны митрополита помощь в молитве за меня всегда была. Но не более. Он всегда говорит, что его родство никак не повлияет на суд Божий. Он мне помог тем, что показал, каким надо быть священником: строить, созидать, любить, исполнять заповеди. Он удивил меня своей самоотдачей церкви и людям.

В 2013 г. возле вашей часовни вы активно строили новый храм, но затем все работы остановились. Почему?

Нет денежных средств. Мы их активно ищем, но пока ничего не получается.

То есть, раньше вы нашли определенную сумму и начали строительство, а затем деньги закончились…

Был один грешный человек, который дал деньги на храм и больше не появлялся. На эти средства мы построили часть храма. Строительство церкви ведется не за государственные средства, а за деньги благотворителей. Найти таких людей непросто.

Храм будет назван в честь святого адмирала Федора Ушакова. Это ваша идея посвятить храм ему?

Нет. Это идея епархии.

bay1

Русская православная церковь не спешит подчинять себе Крымскую епархию Украинской православной церкви Московского патриархата. Сейчас это политический, болезненный вопрос. В то же время выглядит странным, что Крым в составе России, а церковь на полуострове украинская?

Это очень сложная тема. Те события, которые уже больше года происходят на Украине, они ставят очень много вопросов. Они разделяют народ. Но мы единая церковь — и на Украине, и в России. Так было, так и осталось. Политики разделяют, церковь нет. Мы всегда будем с одного православного русла. Украинцы и русские братья, православные.

За время вашего служения, происходят ли изменения в обществе Севастополя в церковном плане. Стало ли больше людей ходить в церковь?

Я служу священником почти 10 лет. Все время в Севастополе. Изменения есть. Это связано с большим распространением православия в городе. Несмотря на то, что Севастополь колыбель христианства. Здесь крестился князь Владимир, который затем перенес православие на всю Русь. Здесь множество старых монастырей – в Инкермане, на Фиоленте. Во время советской власти были гонения на церковь, но сейчас идет процесс возрождения. Реставрируют старые храмы, строят новые. Люди возвращаются в церковь. С каждым годом все больше.

Как вы считаете, добро должно быть с кулаками?

Мое мнение – добро должно быть с кулаками. Расскажу вам историю из моей церковной жизни. Пусть оценку этому поступку дадут люди. Было это давно. Я только рукоположился и служил в храме на Херсонесе. На одной из служб я увидел двух плачущих женщин. Я поинтересовался у них, что их беспокоит. Они рассказали, что сами живут в России, а здесь сдают в аренду квартиру. В ней поселился молодой человек, который длительное время не платит за аренду. Когда они приехали в Севастополь и потребовали заплатить, он стал им угрожать. Как должен поступить священник? Конечно, я посоветовал им обратиться в милицию. На следующий день я снова увидел этих женщин, они сказали, что милиция им ничем не помогла. Я еще раз отправил их в милицию, чтобы все было сделано законно. Через какое-то время они снова пришли ко мне и рассказали, что ситуация не меняется. Я больше не стал посылать их в милицию, а сам поехал на ту квартиру. Дверь мне открыли двое крепких молодых людей. Я стал им объяснять, что квартира не их, что они обижают этих женщин, и они должны уехать. Они спросили: кто я такой. Видя недобрый замысел этих людей, мне пришлось применить силу. Показать им, что есть не две плачущие женщины, а есть мужчина, который их может защитить. В этот же день молодые люди выехали из квартиры. Вечером на службе я думал, правильно ли я поступил? Пусть мне судьей за этот поступок будет Бог.

Как вы относитесь к идее объединения христианских церквей – католиков с православными? Есть ли в этом необходимость?

Мы должны сохранять свою культуру, православие. Мы должны уважать другие конфессии, если это не секты. Я считаю, что мы не должны объединятся.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.