Приезд императрицы Екатерины II в Севастополь в 1787 г

Продолжение публикации от 5 сентября 2018 г. Часть 7.

В журнале «Киевская старина» напечатана статья Г.П.Есипова «Путешествие императрицы Екатерины II в южную Россию в 1787 году», в которой публикуется текст писем графа Фалькенштейна (императора Иосифа II) о пребывании в Севастополе: «Мы выехали из Бахчисарая, предшествуемые отрядом из осьми сотен татар: карету нашу, совершенно открытую, окружали генералы, пажи и донские казаки, поднимая целый столб пыли, которая обдавала нас и засоряла у нас все отверстия. Как бы вы прокляли их, мой маршал!

Доехав к обеду, мы увидели вдали бухту, где стоят на якоре двадцать линейных кораблей и фрегатов, которые Императрица держит в севастопольском порте. Во время стола палили из пушек за здоровье Императрицы, которая затем, обратясь ко мне с речью, выпила за здоровье своего лучшего друга; ее примеру последовали все присутствующие.

Потом мы сели в шлюбку, проехали вдоль стоящих на якоре кораблей и под звуки пушечной пальбы и военной музыки высадились у здания адмиралтейства, где теперь главная квартира Императрицы. Все матросы были выстроены на реях: глядя по числу их, можно судить, что их достаточно для отправления службы на судах. Надобно сознаться, что это было такое зрелище, красивее которого трудно пожелать.

Севастополь красивейший порт, какой я когда-либо видел. В нем могут очень удобно поместится полтораста кораблей в совершенной безопасности от всяких случайностей со стороны моря и от неприятеля, который никогда не отважится проникнуть в бухту, защищенную тремя батареями. Выходить из бухты в море можно при трех ветрах. Есть отдельная гавань для торговых судов, другая для карантина и третья для починки и килевания судов.

Настроено уже много домов, магазинов, казарм, и если будут продолжать таким образом в следующие три года, то, конечно, этот город сделается очень цветущим. Все это очень не по шерсти французскому посланнику, и он смотрит страшно озадаченным.

Обыкновенный переезд отсюда в Константинополь совершается в двое суток, а иногда даже только в полтора суток. Судите же, мой любезный маршал, на какие неприятные размышления все это должно наводить моего собрата повелителя правоверных, который никогда не может быть уверен, что эти молодцы не   явятся, не ныне завтра, разгромить у него окна пушечными выстрелами.

Императрица находится в восторженном состоянии по поводу всего, что она видит, и при мысли о новой степени величия и могущества, на которую это возводит русскую империю. Князь Потемкин в настоящее время всемогущ, и его чествуют выше всякого представления. Будь у меня возможность так близко придвинуться к Берлину, да будь прусаки такие же олухи, как турки, я бы не устоял против желания отделаться от таких соседей.

Здешние суда исполнили некоторые маневры. Императрица находилась на адмиральском корабле, который имел очень красивый вид. Я был на 50-ти пушечном фрегате, построенном, как мне кажется, очень хорошо. Матросы, как я понимаю, очень мало обучены своему делу: просто набрали две тысячи рекрут, да и назвали их матросами. Едва только поступив во флот, они уже лазят на мачты. Случается, некоторые ломают при этом руки и ноги, чему я сам был свидетелем, но их скоро заменяют другими; так они и будут лазить до тех пор, пока выучатся.

На судах и во флотском госпитале много больных, которые находятся в ужасном положении, так как об них не заботятся нисколько, и они валяются друг на дружке, как собаки.

Торговый порт, порт Каронский и Карантинная гавань, вместе с некоторыми другими бухтами, составляют красу Севастополя и делают его чрезвычайно интересным. Я объезжал гавань и все окрестности города, часто на казацкой лошади и казацком седле, часто в шлюбках. Вечером с галиота кидали бомбы в маленькую  деревянную крепость, выстроенную нарочно в одной небольшой долине; эту постройку предполагалось зажечь, но так как бомбы успеха не имели, то перешли к гранатам и брандскугелям, действие которых казалось не более успешным; наконец, кажется, просто взяли да подожгли доски: ибо вслед за одним выстрелом из глубины все здание вспыхнуло разом, точно на фейер-верке, что вышло довольно красиво».

Из приходно-расходных книг кабинета:

… Вечером он гулял с Императрицею пешком по городу и по набережной, заходили в лавки, где Императрица сделала несколько покупок: у греческих купцов Карочи и Чефаки куплено слишком на 1000 руб. разных восточных материй, – у грека Албанезо ларчик с круглым зеркалом за 530 руб.

(из приходно-расходных книг кабинета Е.В.) (С.242) (Киевская старина.-1891.-Т.ХХХV.-Ноябрь)

Материалы предоставлены историком Валерием Крестьянниковым

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.