Вожатый описал свою версию поведения ребенка, который пожаловался на издевательства над ним в «Ласпи»

Вожатый требует всестороннего разбирательства

На выходных в социальных сетях Севастополя появился пост с жалобой матери ребенка на плохое отношение к ее ребенку со стороны вожатых в лагере «Ласпи». Городские власти и прокуратура пообещали разобраться в ситуации.

Утром 9 августа администрация детского лагеря «Ласпи» в своих группах соцсетей опубликовала объяснение вожатого, данную при служебном расследовании. Он отметил, что называл ребенка «особенным» из-за его сложного характера, проблемами в поведении, употреблении мальчиком нецензурной брани даже в адрес взрослых, его вынуждены были переселить в отдельную комнату, так как он дрался и конфликтовал с другими детьми и не давал им спать.

Вожатый, в свою очередь, потребовал всестороннего рассмотрения этого случая, просмотра камер видеонаблюдения, так как, по его словам, ситуация выглядела иначе.

Он рассказал, что неоднократно звонили маме и просили ее повлиять на поведение своего ребенка.

Приводим текст объяснения полностью:

«Со слов матери в сообщениях, к мальчику неоднократно в присутствии всего отряда применялась физическая сила и я закрывал ребенка в вожатском туалете. По существу ребенок вел себя плохо, вожатых не слушался, к дисциплине не приучен, выходя из себя и становясь неконтролируемым, отводился отдельно от отряда за руку, чтобы мог успокоиться. И да, я проводил с ним беседы в вожатской комнате на предмет поведения, при этом никакого физического воздействия к ребенку я не применял. В вожатский туалет ребенка никто никогда не закрывал. Также несколько раз я действительно его снимал с парапетов, столов и других возвышенностей дабы ребенок не получил травму, беспокоясь о его здоровье, но брал его исключительно за туловище, снимая с высоты.

Я ни разу не называл ребенка «Дебилом», да я говорил при всем отряде слово «особенный». Очки у ребенка упали в начале смены. Первый раз это произошло когда мы сидели все вместе в кругу и проводили обще отрядное мероприятие, вылетела одна из линз, после чего мальчик ко мне обратился с просьбой поставить линзу обратно, что я и сделал. Но линза падала и дальше, при разных ситуациях и с очками ребенок подходил ко мне, чтобы вставить линзу.

Драки у Олега были неоднократно, зачинщиками этих конфликтов были не только другие дети, но и сам ребенок. Мы разнимали ребят и старались максимально быстро разобраться в ситуации. И о каждом инциденте звонили и рассказывали родителям и матери Олега в том числе. Также мы просили родителей чтобы они помогли в разрешении этих конфликтов для того, чтобы они больше не повторялись. Никто из вожатых не разрешал бить кого-либо, а тем более не направлял других детей для избиения мальчика.

Суть игры «Машинка» следующая: отряд строился перед корпусом, на пляже или в других местах. Я спрашивал у ребят кто хочет быть направляющим. Ко мне прибегали обычно несколько детей в том числе и Олег. Я клал руку на голову ребенка (она была в кепке) и мы передвигались в ту сторону, которую выберет ребенок. Никаких тасканий за волосы не было. И тем более за волосы по моей команде никто из других детей никого не дергал. Я предполагаю, что данная игра понравилась детям из отряда и они могли играться за моей спиной, но я ни разу этого не видел.

Ребенок был переселен в отдельную комнату, так как он баловался и не давал спать другим детям, мама Олега была предупреждена. В вечернее время Олегу и другим детям мы читали сказки на ночь, чтобы они могли спокойнее заснуть. Книги со сказками мы брали в библиотеке лагеря, а не из интернета. Свет в комнате выключался во время ночного сна, но всегда была открыта дверь в коридор, где круглосуточно горит свет, чтобы дети не пугались и могли при необходимости сходить в туалет или позвать вожатого. Еще хочу уточнить, что когда все-таки под конец смены у ребенка начали налаживаться отношения с отрядом, Олег попросил перевести в комнату, где были его друзья, что мы и сделали.

Хочу сказать, что мальчик был сложный, неконтролируемый, использовал ненормативную лексику в сторону вожатых и детей, требовал особого внимания, которое ему уделялось круглосуточно. В течении смены с ним проводились беседы о его поведении и о том, как правильно вести себя в коллективе. К концу смены Олег вел себя лучше, подружился с ребятами, и у него все было хорошо.

В отрядный чат мама Олега написала нам слова благодарности, после которых она от них отказалась. Мне позвонил отец с претензией о том, как я мог так издеваться над ребенком, хотя в течение смены он ни разу не общался с Олегом. Мать со мной так и не поговорила. После чего в отрядный чат было сообщение от матери с просьбой о том, чтобы родители поспрашивали своих детей как относились к ее ребенку вожатые. 05.08 мы удалили чат поскольку смена закончилась. Хотя мы жалеем об этом, так как хотелось бы услышать мнение и других родителей. Но так же хочу сказать, что мы получили в этом же чате множество слов благодарности за проведенную смену.

Моей работой из родителей 35 детей был»о недовольно на протяжении смены несколько человек, так как мы не давали запрещенные продукты (перед выездом из лагеря они были возвращены детям), требовали дисциплину и заставляли есть в столовой. Также мне сообщалось через чат родителей, что у нас отсутствует питьевой режим, но я лично контролировал, чтобы в кулере всегда стояла вода, а также у детей были свои бутылки с питьевой водой. Еще была жалоба на то, что у ребенка отсутствует горячая вода в душе. После обращения родителей, мы еще раз показали всем, как настраивать душевую на горячую воду.

Считаю, что всё, что написано в социальных сетях поклеп и вранье!
Оставляю за собой право обратиться в суд с обвинениями в клевете и защите чести и достоинства».

Он добавил, что «если родители будут и дальше переворачивать все с ног на голову, никто и никогда не будет работать в лагерях.

Ольга Сурикова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.