ОМОН «Беркут»: гордимся, что внесли свою лепту в великое событие – возвращение полуострова в родную гавань

В преддверии пятилетия воссоединения Крыма с Россией корреспондент sevkor.ru встретился с одним из непосредственных участников Майдана и «Русской весны» – командиром севастопольского ОМОН «Беркут» ГУ Росгвардии по Республике Крым и Севастополю, майором полиции Максимом Ковалевым. Командир рассказал о жизни бойцов отряда с ноября 2013 по апрель 2014 года.

– Максим Владимирович, вы являетесь непосредственным участником событий на Майдане, а также приняли участие в «Русской весне». Какую роль вы играли в этих событиях?

– До отправления на Майдан я возглавлял штурмовое подразделение севастопольского «Беркута». По прибытию в Киев меня назначили исполняющим обязанности заместителя командира отряда. Там, во время известных всем событий, я руководил одним из направлений специального мероприятия по защите конституционного строя Украины. В период «Русской весны» я также выполнял задачи заместителя командира отряда. Мне вместе с частью нашего отряда была поставлена задача защищать направления, ведущие на Крымский полуостров – Армянск и Красноперекопск.

– Помните ли вы тот день, когда сообщили о командировке в Киев? На сколько дней вы изначально отправлялись?

– Тот день я помню очень хорошо. Мы уезжали уже тогда, когда события в Киеве перешли в ключевую фазу – в Киеве начались массовые столкновения между радикально настроенными участниками протестов и милицией, а сама акция приняла резко антипрезидентский и антиправительственный характер. Нас собрали, поставили задачу, и мы выдвинулись ее выполнять. На сколько дней мы едем, было непонятно, сроки никем не озвучивались.

– Готов ли был «Беркут» к подобному развитию событий?

– Да, «Беркут» был готов. На тот момент у нас уже был опыт, полученный в результате предыдущей попытки проведения радикально настроенной оппозицией госпереворота, так называемой «Помаранчевой революции». Честно говоря, тот сценарий и те действия, которые проводились зимой 2014 года по отношению к нам, были четко отработаны после 2004. Мы их не раз отрабатывали, поэтому были готовы полностью и понимали, с кем связываемся.

– Чем были вооружены правоохранители и митингующие?

– Правоохранители вообще не были вооружены! Они были экипированы средствами индивидуальной защиты пассивной и активной обороны. Никакого огнестрельного оружия у нас НЕ БЫЛО! Что касается митингующих, то многие из них были экипированы и спецсредствами, и различными самодельными приспособлениями для нанесения травм. У них в большом объеме находились салютные установки, пороховые заряды, различные химпрепараты, слезоточивые баллончики. На одной из ключевых фаз противостояния они начали вооружаться огнестрельным оружием. Результат мы все хорошо помним, как и то, к чему привел этот беспредел.

– Сколько пострадало наших ребят за эти месяцы противостояния?

– Смотря с какой стороны посмотреть на вопрос. Пострадало 90%! Не заболевших на тот момент не было вообще! Там все были с температурой! Но их способность выполнять поставленные задачи была продиктована исключительно чувством долга и приказом. С травмами также было большое количество ребят. Если говорить про ребят, которые получили огнестрельные ранения различной степени тяжести, то только в нашем отряде их 11 человек.

– С каким настроением вы ехали домой?

– Я не скажу, что с подавленным, но и не с радостным. По той причине, что сказывалась напряженность всего этого периода. Мы все очень сильно устали и вымотались, как физически, так и морально. По большому счету, присутствовала и досада от того, что высший руководящий состав всех нас предал. Они ведь показали полнейшую неспособность к защите государства. И вот это реально ухудшало настроение.

– После встречи на площади Нахимова ребята продолжали нести службу или получили выходные?

– Мы сразу вернулись на базу. Сдали экипировку, обслужили технику, разобрали ошибки. Провели полный анализ всех событий и сделали выводы. Кроме того, мы получили новые задачи, потому что криминогенная обстановка могла переламываться в худшую сторону. Люди заступили на дежурства. У нас приказ не обсуждается.

– А потом прозвучал звонок и все изменилось…

– Как такового звонка не было. Была назначена встреча, на которую поехали командир – Колбин Сергей Николаевич и я. Вместе мы провели ряд переговоров с людьми, которые на тот момент поддерживали город. С Алексеем Михайловичем Чалым была встреча, руководством флота. Выработалась концепция, как будет действовать подразделение дальше. Наша позиция была однозначна. Поймите, мы не были готовы поддерживать новую украинскую власть. Тех, кто преступным путем захватили управление государством. Мы вернулись на базу и собрали руководящий состав. На общем совещании решение было принято единогласно. Также нас поддержало 100% из числа личного состава, проходившего службу на тот момент.

– Как вы оказались на пропускных пунктах?

– У нас после собрания было однозначное понимание, а также имелась и оперативная информация о том, что в городе будут готовиться и, соответственно, проводиться различные провокации: от массовых беспорядков до захвата административных зданий. В общем, мы знали, что для всего этого в город будут перебрасываться рабочие группы радикалов. Для нас на тот момент самым главным было правильно, оперативно и без замешательств перекрыть все подъезды к полуострову и взять под контроль радикально настроенных лиц, попадавших на территорию республики. Проще говоря, для того, чтобы вовремя изымать у них предметы, запрещенные к использованию в гражданском обороте, а также полностью контролировать ситуацию с той стороны. После того как был составлен план защиты полуострова, нам было определено направление защищать подъезды к Крыму. Мы получили задачу вступить в координацию и начали действовать.

– Вы обеспечивали охрану блокпостов больше месяца. Какие в основном нарушения там происходили?

– Во время обеспечения охраны границы Крыма мы максимально старались, чтобы люди – гражданское население — передвигающиеся с полуострова на материковую Украину по своим делам, не пострадали. Не было дикого пропускного режима и тем более военного положения! Это было, прежде всего, обеспечение безопасности. И, как мне кажется, мы с этой задачей справились. Нам удалось на протяжении всего того периода обеспечивать полноценную защиту жителей полуострова, организовав нормальный проезд и выстроив грамотную систему досмотра и контроля для отсева людей, представляющих угрозу.

– Насколько были опасны ультранационалисты?

– Я думаю, они были очень опасны. Сюда ехали люди подготовленные, их было действительно много. Разные группы: от 3 до 60 человек, с разными задачами. Убежден, они имели четкий план-схему, были хорошо организованы и экипированы. Мы изымали огнестрельное оружие, в том числе снайперские винтовки, была и взрывчатка. В основном эти группы передвигались в поездах.

Наверное, самым сложным для нас было организовать контроль над железной дорогой. Понимаете, если перешеек можно обезопасить путем постановки блокпостов, то с железнодорожным сообщением было сложнее. У нас был опыт, как это все организовать, но мы не могли себе позволить прекратить функционирование железной дороги. Был выработан целый план, как это правильно делать, как подсаживаться на станциях, как вливаться в коллектив передвигавшихся радикалов в этих «поездах дружбы»…  Кроме того, были созданы спецгруппы, которые выезжали на материковую Украину и осуществляли контроль, подсаживаясь в купе. В этом вопросе мы не ошиблись, так как самые опасные направления были именно ж/д.

– Все ли ребята остались служить в подразделении, после событий на Майдане и на границе Крыма с Украиной?

– Все остались служить.

– Как вы считаете, какую роль Майдан сыграл в жизни бойцов «Беркута»?

– Сыграл большую роль. Во-первых, это опыт, который мы там получили. Он сегодня дает возможность осознать и понять то, что такое гражданский переворот в своем самом гадком проявлении! Во-вторых, это сильно сплотило коллектив. Ребята, когда выполняют задачи, они готовы к любым сложным мероприятиям, профподготовка и мотивация крайне высока. Парням не нужно объяснять, что это такое, и какие последствия могут быть.

– Говорят, что многие «беркутята» бежали из своих городов вместе с семьями и теперь проходят службу во вверенном вам подразделении?

– К нам действительно приехало много парней оттуда. Но я не согласен со словом «бежали». Они не захотели принять то, что стало происходить с ними и их страной с приходом преступной власти. На мой взгляд, они поступили честно и законно, ведь там произошел грязный госпереворот. Сегодня эти люди продолжают служить вместе с нами, подразделение увеличилось вдвое.

– Какое чувство вы испытали, когда услышали результаты исторического референдума?

– Услышав результаты, мы все испытали чувство радости. Для большинства жителей Крыма и Севастополя это была сбывшаяся мечта! Понимание, что ты – русский человек, который, по сути, прожил десятки лет в чуждой стране, при том, что ты ей еще и честно служил и она тебя предала, а ты смог вернуться к родным истокам и традициям — вселяло восторг и облегчение. Мы вернулись домой, разве это не радость?! Присутствует, конечно, и чувство гордости за то, что и мы внесли свою лепту в это великое событие.

– Прошло пять лет. Что поменялось для севастопольского «Беркута» за эти годы?

– За эти пять лет практически ничего не поменялось, за исключением только отношения государства к своим сотрудникам. Люди, которые стоят на его защите, они в России оценены, их уважают, в отличие от Украины. Мы, как выполняли задачи по защите государства и граждан от криминала, так и продолжаем.

– Появились ли новые традиции?

– Традиции и многие символы «Беркута» ведут свое происхождение от даты его создания в 1993 году. Они продолжают свою жизнь уже четверть века. У нас сложился дружный коллектив единомышленников, который успешно продолжает дело, начатое ветеранами подразделения. Мы стараемся хранить и развивать традиции отряда. У нас проводится большая идеологическая, воспитательная работа, в чем немалая заслуга наших ветеранов и совета «краповых беретов». После вышеописанных событий мы стали бережнее к ним относиться и дорожить друг другом.

– Какие планы у севастопольского «Беркута» на 2019 год?

– Планы продолжить профессиональную подготовку, чтобы подразделение могло качественно и эффективно выполнять поставленные задачи. Продолжать борьбу с преступностью, защищая горожан от противоправных посягательств нарушителей правопорядка…

– Благодарим вас и всех ребят, которые, несмотря на несколько нелегких месяцев противостояния на Майдане, выжили, вернулись и, не оправившись от пожарища, сразу бросились на защиту жителей полуострова, тем самым сделав бесценный вклад в дело возвращения в наш общий родной дом – Россию.

– Пользуясь случаем, хочу поздравить всех россиян с юбилейной датой – пятилетием воссоединения Крыма и Севастополя с Российской Федерацией! Желаю крепкого здоровья, счастья, семейного благополучия и мирного неба над головой.

2 thoughts on “ОМОН «Беркут»: гордимся, что внесли свою лепту в великое событие – возвращение полуострова в родную гавань

  1. Правильные слова. К сожалению многие сейчас забывают тот вклад, который Севастопольский Беркут внёс в общее дело возвращения Севастополя и Крыма в родную гавань России! Удачи, терпения и здоровья парням!!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Лента

Лента новостей