Из истории города. Первые дальние перелеты. Летчик Дмитрий Андреади

В 1912 г. Были совершены перелеты по маршруту Севастополь – Санкт-Петербург летчиками Андреади (стартовал из Севастополя 2 июня 1912 г, приземлился в Санкт-Петербурге 11 июля) и Дыбовским (вылетел из Севастополя 25 июня 1912 приземлился в Санкт-Петербурге 6 июля).

Историк Валерий Крестьянников предлагает вниманию читателей хронику перелетов, отображенную в СМИ того времени. В публикации полностью сохранены грамматика и пунктуация газеты «Крымский вестник».

2 июня 1912г. начался перелет руководителя школы авиации  ОВФ Д.Г.Андреади с механиком Дорогим на самолете «Ньюпор» по маршруту Александро-Михайловский аэродром-Перекоп-Херсон-Николаев-Одесса. Пролетев верст 200 летчик в Каланчаке (между Перекопом и Херсоном) спустился там, чтобы к вечеру полететь далее в намеченном направлении.

3 июня вылетел на Каховку, 5 июня прилетел в Херсон. Штабс-капитан Андреади утром 5 июня вылетел из Херсона и через 45 минут сел около Варваровки, предместья Николаева. Ни в Херсоне, ни в Николаеве не мог найти бензин хорошего качества и пришлось выписывать таковой из Одессы. Андреади продолжает находиться в Николаеве в ожидании получения бензина, выписанного им из Одессы.

6 июня в 6 часов утра вылетел на Одессу и через 1 час 25 минут приземлился на Стрельбицком поле в Одессе. Штабс-капитану Андреади полковником Одинцовым разрешено лететь на «Ньюпоре» вдоль железной дороги из Одессы через Николаев-Кременчуг-Полтаву в Харьков, оттуда вдоль линии железной дороги в лагерь Александро-Михайловский на Каче.

11 июня штабс-капитан Андреади вылетел из Одессы утром, но из-за выхода из строя мотора опустился у станции «Явкино» Харьково-Николаевской железной дороги.

Вследствие повреждения винта самолета Летчик штабс-капитан Андриади спустился на станции Козельщина (между Кременчугом и Полтавой) южных железных дорог, где сидит в ожидании получения нового винта, уже школой авиации высланного ему.

Штабс-капитан Андреади приземлился в Харькове. От Полтавы до Харькова 132 версты Андреади пролетел в 1 час 13 мин, что дает скорость около 105-106 верст в час, на высоте приблизительно 800 метров. 21 июня начальник авиационной школы полковник Одинцов по телеграфу разрешил находящемуся в Харькове летчику штабс-капитану Андреади продолжить полет до Москвы.

Андреади спустился в шестом часу вечера на станции Полевого под Курском.

Москва. По распоряжению из Петербурга штабс-капитан Андреади в 6 часов вечера вылетел в Петербург

Тверь, 3 июля, Дыбовский вылетел в Вышний Волочок. Публика начала было расходиться, но в этот момент появляется помощник комиссара г. Смирнов.- Господа, — кричит он, — из Москвы получена телеграмма: «В 6 часов по петербургскому времени вылетает в Петербург штабс-капитан Андреади и будет в Твери около 8 часов вечера». Народ остановился. Потянулись долгие часы ожидания. Сведений ни откуда никаких не было. Единственным оживляющим моментом о том, что в 6 час. 20 мин. вечера Дыбовский пролетел на большой высоте мимо Торжка без остановки.

Тверь. 8 часов вечера. Андреади нет. Наконец, в 9 часов вечера догадались запросить ст. «Тверь» Николаевской железной дороги и как раз кстати, так как получили следующий ответ: «Штабс-капитан Андреади сейчас пролетел станцию «Кузьминку», в 20 верстах от Твери. На аэродроме загорелись костры. Появились белые флаги и простыни. Еще 10 минут ожидания, и над городом показался летящий низко аэроплан. Опять крики «ура!» В 8 час. 20 мин. по петербургскому времени Андреади спускается на беговой дорожке. Его окружают.

— Летел 156 верст 2 часа 20 мин. вместо полутора часа,- почти истерически кричит авиатор, соскакивая с аэроплана. – Мотор накален, давал перебои, бензин плох.

— Вы нигде не спускались?

— Нигде. Летел без остановок от Москвы.

Узнав, что в Твери нет подходящего бензина, Андреади пришел в отчаяние. – Я хочу вылететь в 2 часа во чтобы-то ни стало. Дайте мне бензина.

По просьбе авиатора его соединяют с московским аэродромом. Авиатор укоряет москвичей за неоказание ему своевременной поддержки и настаивает на доставке ему хорошего бензина из Москвы немедленно, хотя бы на автомобиле или на паровозе. Москва обещает.

Андреади в изнеможении бросает телефон, и задает окружающим вопрос: — Где Дыбовский? Как бы в ответ звонит телефон, и барышня-телефонистка просит принять телеграмму из Вышнего Волочка, которая гласит: «8 часов 10 минут вечера Дыбовский прибыл благополучно пришлите механика».

Андреади на секунду задумался. – Едем к нам в собрание закусить, — предлагает ему драгунский офицер. – Едем, — отвечает он. Спустя несколько мгновений автомобиль умчал штабс-капитан Андреади и ротмистра Болотова за Волгу, в драгунские казармы.

Тверь. Вечером Андреади вылетел в Петербург.

Валдай. Андреади пролетел над Валдаем утром спустился на шоссе в Яжелбицы вследствие порчи мотора. Андреади по телефону из Валдая уведомил ОВФ о порче двигателя. Отдел послал Андреади мотор моноплана «Ньюпор», на котором прилетел Дыбовский.

Отсиживающийся в Валдае (из-за порчи мотора) штабс-капитан Андреади сообщил посетившим его журналистам следующие подробности последнего этапа Вышний Волочек – Яжелбицы: 5 июля в 4 часа утра, я вылетел из Вышнего Волочка. Погода совершенно благоприятствовала. Вначале я поднялся на высоту 600 метров. З0 верст пролетел хорошо, а затем мотор стал сдавать. Аппарат постепенно снижался. Местность же повышалась. Стало ясно, что я скоро сяду. Ужасно не хотелось. Я решил лететь сколько возможно. Скорость полета могла быть не больше 60 верст в час. Таким образом долетел до деревни Яжелбицы. Насилу перелетел деревню и дальше не мог. Слишком малая высота. Выбрал площадь в несколько саженей и благополучно опустился. Повреждения аппарата нет, но мотор отработался. Пролетел все таки 2500 верст. А ведь, полагается через 1200 верст разбирать стерасс и поршневые кольца. Мой мотор выдержал вдвое, исключительно благодаря хорошему уходу и моему летному весу. Летать еще можно. Но через 30 верст сдаст окончательно. Дальше лететь отказываюсь. Теперь я выписал мотор из Севастополя. Поставлю его и полечу дальше. Коснувшись далее характера местности и условий перелета, штабс-капитан Андреади отметил, что вопреки создавшемуся мнению они легче, чем в Крыму. Чувствует штабс-капитан Андреади превосходно и с нетерпением ожидает прибытие мотора для окончания своего воздушного путешествия. Кроме высланного летчику штабс-капитану Андреади из Петербурга в Валдай двигателя с аппарата «Ньюпор», на котором летал лейтенант Дыбовский, начальником школы авиации ОВФ полковником Одинцовым выслан из Севастополя в Валдай совершенно новый двигатель для аппарата штабс-капитана Андреади.

Новгород. Андреади в 5 час. утра приземлился в Новгороде вследствие сильного ветра. Он предполагает в 7 часов вечера лететь в Петербург. Аппарат в исправности.

Новгород. Андреади в 7 час. 35 мин. вечера вылетел по направлению в Петербург. Корреспондент «Русского Слова» случайно встретил штабс-капитана Андреади в деревне Зай… Новгородской губернии. Неутомимый летчик, – передает корреспондент, чрезвычайно удручен сыплющимися на него со всех сторон неудачами. Только лишь я получил мотор из Севастополя, заявил штабс-капитан Андреади – как известно из Петербурга по телеграфу мне обещали выслать мотор Дыбовского, я получил две телеграммы: «Высылаем багажом». До сих пор этого багажа нет. Севастополь, как видно, оказался ближе Петербурга. Большую внимательность выказала ко мне Москва. Прислали мне из Москвы негодный бензин. Масло, присланное мне, оказалось жидким, отчего перегревается мотор. С годным маслом долетел бы до Петербурга и при старом моторе. Теперь у меня бензина хватит лишь до Новгорода. Готовиться здесь нет ни какой возможности. Здесь как в пустыне. На глазах авиатора чуть не слезы. Положение действительно ужасное. Механика отправил с поездом и здесь предоставлен самому себе. Сам должен пускать пропеллер, потому что крестьяне боятся приблизиться к аппарату. Лейтенанту Дыбовскому было оказано несравненно больше внимания. Его сопровождал моторист, им интересовались, оказывали содействие.

8 июля он вылетел в Новгород. Не успел пролететь 56-ти верст, как страшный дождь с грозой настиг аппарат. Летчик буквально чудом успел благополучно приземлиться. Затем весь день густейший туман. Штабс-капитан Андреади пробовал лететь, но боясь заблудиться в тумане, спустился.

Андреади вылетел 10 июля из Новгорода и опустился в следствие порчи двух цилиндров мотора в 33 верстах от Новгорода, близ селения Мясной бор. 11 июля по исправлении машины Андреади в 4 часа утра вылетел в Чудово, где в 5 часов утра опустился в следствии неисправности мотора.

Петербург. Андреади в 7 час. 40 мин. вылетел из Чудова. В 9 час. опустился в Красном селе. Сегодня отважный летчик перелетит на Комендантский аэродром.

Петербург. 11 июля. В 7 час.20 мин. вечера штабс-капитан Андреади поднялся из Красного села и в 7 час. 45 мин. пролетев над всем Петербургом на высоте 1000 метров, благополучно спустился на Комендантском аэродроме. Летчика приветствовали адъютант великого князя Александра Михайловича, представители Всероссийского аэроклуба и офицерской воздухоплавательной школы.

В беседе с корреспондентом штабс-капитан Андреади поделился сведениями о своем полете. Весь путь, совершенный авиатором, составляет 2800 верст, которые он пролетел, в общем, в течение 30 часов, Держался он все время на высоте 700-800 метров, и только над Москвой он поднялся на 1200 метров. Аварий и серьезных повреждений в пути не было. Задержки происходили вследствие плохого бензина. За месяц своего полета авиатор потерял 17 фунтов веса. Приходилось очень мало спать, так как он вставал обыкновенно в 2-3 часа ночи. В общем, он чувствует себя превосходно. Если ему разрешат, он с удовольствием совершит перелет обратно.

Историк Валерий Крестьянников

Публикация составлена по материалам из газет «Крымский вестник» 1912г. (№№ 134-173). Полностью сохранены грамматика и пунктуация газеты.

Использована фотография предоставленная автором

sevkor.ru: Хроника перелета летчика Дыбовского будет опубликована на сайте 20 мая 2018 г

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.