Домой БЛОГ Илья Мещеряков: Почему я решил стать уполномоченным по защите прав предпринимателей

Илья Мещеряков: Почему я решил стать уполномоченным по защите прав предпринимателей

300
10

На сегодняшний день не нашлось кандидатуры, которая устроила бы большинство депутатов Законодательного собрания.

Если бы уполномоченный был выбран и работал в полную силу. Подчеркиваю – в полную силу, а не делал вид, то конфликтов с участием предпринимателей в городе было бы меньше.

И не потому, что уполномоченный нашел бы какую-то панацею, чтобы все остались довольны и при своем. А потому что смог бы на этапе зарождения конфликта оградить стороны от несбыточных иллюзий и предложить компромиссное решение вопроса.

Вообще я воодушевлен активностью Севастопольцев. Думаю, уполномоченный должен встречаться со всеми представителями гражданского общества, и слушать всех, кому есть что сказать.

Чем характеризуется именно Севастополь?

Во-первых, это кредитные ресурсы. Кредитного рынка, по сути, нет. Нужно работать с банками. Кстати, очень хорошая идея есть у Константина Андриевского о создании регионального кредитно-финансового учреждения, работающего в связке с корпорацией МСП. Думаю, он должен двигать эту тему на всех уровнях.

Во-вторых, это разрыв хозяйственных связей после присоединения Крымского полуострова к России. Бизнес многих севастопольцев был замкнут на Украину. У них есть потенциал, чтобы найти новых партнеров в России и начать заново. Поэтому надо усиливать межрегиональные связи. Севастополь не может жить замкнутым анклавом. Единственный способ усилить местный бизнес – входить в партнерство с бизнесом с материка, используя преимущества, которые дают санкции. В ответ на визит материковых бизнесменов местные должны делать три визита на материк, быть более активными, чем материковые. Севастопольцы должны брать ключевые позиции в России, а не наоборот.

Думаю, уполномоченный должен помогать севастопольским предпринимателям не только на территории Севастополя, но и на всей территории России. Для этого нужно будет внести изменения в региональный закон «Об уполномоченном…».

В-третьих, это зависшие активы, объекты недвижимости, которые должны работать на севастопольских предпринимателей, но не находятся в рыночном обороте по разным причинам.

Кто-то не перешел на рубли, и пытается продать дороже рынка. Кто-то за рубежом ждет у моря погоды и боится совершать сделки в российском правовом поле.

Кто-то просто не может узаконить объект и не готов тратить на юристов столько, сколько те просят.

А некоторые объекты бесхозяйные. Ими должны заниматься муниципалы.

Кстати, в госпрограмму развития инвестиционной деятельности по моей инициативе внесен блок, касающийся работы с «зависшими» объектами.

В-четвертых, это системное и взаимно уважительное решение с участием государства тех земельных и имущественных вопросов, которые сейчас решаются в атмосфере нервозности и недоверия. Например, аренда имущественных комплексов, размещение НТО.

В-пятых, административное рвение контрольных органов при проведении проверок крупного бизнеса не должно разрушать малый бизнес.

Много вопросов завязано на федеральные органы власти и федеральное законодательство. Уполномоченный, учитывая его ограниченные ресурсы, не должен заниматься популизмом, а решать в первую очередь те вопросы, которые он в силах решить.

Если говорить о направлениях хозяйственной деятельности предпринимателей и о том, какие из них должны быть определены уполномоченным, как основные для города, то для меня приоритет, это не отрасль, а предпринимательская креативность. То есть готовность создавать новое.

Но при этом отдельно хочу выделить инновационный бизнес и внедрение научных разработок. В городе несколько научных институтов, атомный реактор хотят запустить. А инновациями  и наукой в правительстве никто толком не занимается.

В структуре органов исполнительной власти Севастополя, по примеру других регионов, должно быть создано специально подразделение (управление, отдел), которое отвечает за развитие инновационного предпринимательства и прикладной науки. Если этого не будет сделано, то уполномоченному придется взять это на себя.

Задача уполномоченного – помочь сделать так, чтобы все мероприятия направленные на улучшение делового и инвестиционного климата в Севастополе, во-первых, были не «для галочки», а для дела, а во-вторых, отвечали интересам, в первую очередь, местных предпринимателей.

Думаю, что настало время переработать эту госпрограмму с учетом лучшего российского опыта, чтобы она была лучшей в стране. И, конечно, в ней должна быть отражена роль уполномоченного.

В Севастополе нет открытой общественной площадки, на которой бы обсуждались самые актуальные вопросы развития предпринимательского сообщества.

Такая площадка нужна!  В Крыму фонд поддержки предпринимателей открыл дом предпринимателей.

В Севастополе тоже нужно сделать дом предпринимателей, но круче.

Чтобы был конференц-зал, где можно на постоянной основе проводить лекции, приглашая практиков с материка, запустить образовательные проекты.

Переговорные должны быть. Если нужно распечатать документы – офис на час, чтобы не ехать в офис на другом конце города к принимающей стороне. В том же здании – гостиница с рестораном, не за счет бюджета конечно. Рядом – ангар с постоянно действующей выставкой образцов продукции местных предприятий.

Очень много сегодня вопросов о том, что в Севастополе существует многоуровневый и многослойный конфликт между властью и предпринимательским сообществом.

Люди видят в этом большую проблему. Знаете, когда будет реальная проблема? И когда предпринимательские сообщество и власти на самом деле будут по разные стороны баррикад? Когда снимут санкции, и российские, а в первую очередь — международные компании будут пытаться подмять сначала местную власть, а потом и местный рынок. Вот тогда мы не сможем повлиять.

А сейчас можно перефразировать пословицу: «Если проблему можно решить деньгами, то это не проблема, а расходы».

Если проблема имеет корни в Севастополе, а не подпитывается извне, то это не проблема, а затраты времени. Тем более, что на 70% причина в недостатке коммуникации.

Все вопросы решаемы, главное не заниматься конспирологией и не пугаться собственной тени.

Есть еще один очень болезненный для севастопольских предпринимателей вопрос — ликвидация незаконных НТО.

Хотелось бы все-таки, чтобы акценты и формулировки выглядели по другому: не ликвидация незаконных объектов, а юридическое оформление прав на фактически существующие объекты.

Я взял схему размещения НТО, и увидел, что там, например, в районе Юмашева-ПОР 5 объектов. Поехал, туда, и фактически насчитал 27 объектов. То есть схема предусматривает сокращение НТО более чем в 5 раз? Это очень серьезно.

Посмотрим, что было в России. Нестационарные торговые объекты ставились с начала девяностых и оставались по середину-конец 2000-х, то есть они стояли в среднем по 15 лет.

Как в это время вела себя российская экономика?

С 92 по 98 год ВВП в постоянных ценах падал, то есть спрос падал. Поэтому ларьки в этот период позволяли просто выживать владельцам и не могли стать источникам накоплений.

С 1998 по 2008 год ВВП вырос более, чем в 2 раза в постоянных ценах. Реальные доходы тоже в 2 раза. А в крупных городах – еще больше. На этом подъеме, владельцы НТО смогли сделать накопления. На накопленные деньги стали покупать квартиры на первых этажах, переводить их в нежилой фонд и открывать там магазины. Либо ставить стационарные магазины. Эта ситуация по регионам примерно одинакова.

Поэтому, хотя ликвидация ларьков у них тогда радости не вызвала, но в целом этот процесс ликвидации на экономическом подъеме в России не был болезненным.

Экономический подъем 2000-х в России обошел Севастополь стороной.

Сейчас российская экономика топчется на месте, ВВП в постоянных ценах, не растет.

Может ли типичный севастопольский владелец точек закрыть их и за счет накопленного капитала купить квартиру на первом этаже жилого дома, чтобы сделать там магазин, как это было повсеместно в России? Нет, не может.

Поэтому, как бы кто не относился к этим ларькам и лоткам, Севастополю уже поздно начинать от них избавляться в той же форме, как это было сделано в России.

Подчеркиваю, что говорю о ситуации в целом. В первую очередь, о спальных районах, а не об исторических местах, где на первом месте эстетика, и НТО недопустимы.

Поэтому, я считаю, что Торговые объекты или как привыкли называть – ларьки надо оставить. Исключение — знаковые, исторические места. Схема НТО должна быть, как минимум, приведена в соответствие с фактическими размещенными объектами. Как максимум, иметь запас 20-30% мест, в том числе для переноса объектов из центра. Договора аренды для фактически размещенных объектов, особенно те, чьи хозяева имеют украинские паспорта привязки, должны заключаться без торгов. Федеральное законодательство это позволяет.

Мы должны понимать, что Севастополь-2018 и Россия-2018 это не Россия 2005-2010. Нужно признать, что вопросы выживания и сохранения рабочих мест сейчас важнее. Мы пропустили время, когда могли убирать ларьки. Севастополя в это время в России не было.

Мне бы хотелось донести до севастопольцев мое видение вопроса работы Главного управления потребительского рынка и лицензирования и его начальника Вадима Михайловича Кирпичникова.  Дошло до того, что задают вопросы о том, что он лоббирует сетевые магазины.

Во-первых, уверен, что не лоббирует и абсолютно правильно понимает, что происходит.

Проблема в том, что он также понимает и следующее: если схему размещения начать приводить к реальности, то сначала ее будет трудно сформировать. А потом его Главное управление может не справиться с ее обслуживанием.

Если встанет вопрос о смене Вадима Михайловича, то уполномоченный должен будет выступить его адвокатом перед Губернатором и сказать: «Не нужно его менять, это ни к чему не приведет, потеряем только время».

Я предполагаю, какая гнетущая атмосфера сейчас в отделе организации нестационарной торговли, какая там текучка. Представьте, что из вашего кабинета задержали коллегу, был обыск. Руководство давит и ставит нереальные задачи, а предприниматели, некоторые из них люди горячие, считают вас главным врагом. И еще сбоку лезут проходимцы, которые хотят что-то порешать.

Нужно дать рядовым специалистам работать комфортно, чтобы они понимали, что пришли надолго. Дать начальнику отдела немного ресурсов, немного кадров, немного денег, чтобы мог привлекать людей по договорам, особенно – толковых специалистов, которые раньше сами уволились. Поручить муниципалам, чтобы усилили работу с Управлением.

А уполномоченный поможет.

И тогда Управление сможет сделать такую схему размещения НТО и другую нормативную базу, которая будет отражать реальность и будет удобна для предпринимателей. Проблема будет решена.

Есть у нас сложные вопросы и на крупных предприятиях, например, на заводе «Южный Севастополь».

Для понимания ситуации мне нужно было бы взять первичные документы (то есть договора аренды украинский, российский, платежные документы, переписка, материалы арбитражных дел) и посидеть ними день. Поэтому сейчас у меня нет позиции.

Но в целом исхожу из того, что моральное право говорить о справедливости или несправедливости подписанного договора появляется только у той стороны, которая скрупулезно выполняет все его условия. Даже, если эти условия изначально несправедливы – ты отвечаешь за свою подпись.

Вообще эта история показала более широкую проблему. Проблему учета неотделимых улучшений арендованного у города имущества.

При расторжении договора город должен возместить арендатору стоимость произведенных им неотделимых улучшений, если они были согласованы.

Но большинство неотделимых улучшений с городом не согласовывались, и не потому, что они не нужны, а по множеству других причин.

Надо провести амнистию неотделимых улучшений. А именно, принять поправку к региональному Закону «Об основах управления госимуществом», где указать, что все неотделимые улучшения имущества города, осуществленные арендаторами на дату оценки, считаются согласованными арендодателем в соответствии со 623 статьей Гражданского кодекса.

Одновременно надо внести в госпрограмму по управлению госсобственностью Севастополя средства на независимую оценку стоимости неотделимых улучшений. Провести оценку, и внести в договора аренды стоимость улучшений и срок возмещения в случае расторжения договора.

Одна из наиболее важных сторон деятельности уполномоченного – правозащита предпринимателей, в первую очередь, во время уголовного преследования.

К сожалению, этот вопрос не теряет актуальности. Особенно для Крымского полуострова. Во-первых, до 01 января 2019 года продлен переходной период. А нестыковка законодательства это возможность для трактовки закона не в пользу предпринимателя.

Во-вторых, местные предприниматели попадают в зону риска потому, что… более боевитые.

Предприниматель или директор, как правило, психологически не готов к такому развороту событий, так как уверен в своей правоте. Отсутствие опыта взаимодействия со следственными органами накладывается на психологический стресс и понимание, что свои юристы уже ничем не помогут.

Чем тут может помочь уполномоченный на практике?

Во-первых, включить эту тематику в программу семинаров. Видеозаписи семинаров должны быть общедоступны. В том числе семинары по обмену опытом между адвокатами, работающими по предпринимательским статьям.

Во-вторых, это бесплатная юридическая помощь. Она тактически полезна на первоначальном этапе, но стратегически ситуацию не улучшит.

В-третьих, это на постоянной основе сотрудничество уполномоченного с адвокатами. Все юристы и адвокаты в городе должны иметь контакты сотрудника в аппарате уполномоченного, по которому можно сообщить о процессуальных нарушениях в отношении своего клиента, чтобы уполномоченный информировал о них надзорные органы.

И еще, не секрет, что часто бывает? Некоторые предприниматели склонны вовлекать госорганы в свои хозяйственные конфликты как инструмент. Бывает, арбитраж не помогает, так как ничего толком не подписано, но болевые точки друг друга бывшие партнеры знают и начитают использовать.

Чтобы таких примеров было меньше, надо, чтобы в Севастополе по сути, а не формально заработал закон №193-ФЗ о процедуре медиации.

Еще одно направление работы это СЭЗ.

Основная проблема в том, что договор об условиях деятельности в свободной экономической зоне – наиболее слабое место налогоплательщика.

Пытаясь выполнить план, налоговики бьют по наиболее слабому звену – резидентам СЭЗ, пытаясь, де-факто, заменить регион в части контроля за резидентами. Но это естественное поведение госорганов, симптом. Решать вопрос нужно в корне.

Начинать надо с отдельного планирования на уровне центрального аппарата ФНС налогов и сборов с резидентов СЭЗ. Да – работать с Москвой и влезать в методику.

Кроме того, в России есть 9 межрегиональных инспекций по крупнейшим налогоплательщикам. Может быть, предложить Минфину России и руководителю ФНС по аналогии создать межрегиональной инспекцию по работе с налогоплательщиками, работающими в рамках специальных налоговых режимов. А её центральный офис разместить в Севастополе?

Отношение к такой инспекции в центральном аппарате будет: «С ними всё понятно… с них много не возьмешь».

Кроме того, назрела необходимость внесения изменений в сам 377 закон… Требуются изменения, которые тут не буду перечислять.

В качестве заключительного слова хочу сказать:

Я знаю, чем живет местный бизнес, но не связан ни с каким местным бизнесом никакими моральными или материальными обязательствами.

Также не связан моральными или материальными обязательствами ни с какими местными содружествами уважаемых людей.

Это позволяет мне с нуля выстраивать ровные деловые отношения со всеми.

Тем более, что на меня невозможно повлиять эмоциями или оценочными суждениями, то есть невозможно с кем-то поссорить. Ибо смотрю только на факты, которые, пусть не обижаются, стараюсь перепроверять.

И еще, последние 20 лет я занимался вопросами повышения эффективности работы органов власти.

И, одновременно, используя сарафанное радио, бизнес постоянно приходил ко мне со своими проблемами при реализации инвестиционных проектов. Сам занимался бизнесом.

И тех и других понимаю очень хорошо.

Вот поэтому я решил стать уполномоченным по защите прав предпринимателей. Дальше решать вам.

SEVKOR.RU может не разделять мнение своих авторов. Издание готово предоставить свои страницы любому общественнику, желающему высказать альтернативную точку зрения.

10 КОММЕНТАРИИ

  1. В смысле, бывший заместитель директора департамента приоритетных проектов

  2. Прочитал статью и понимаю, что Илья профессионал в правовых вопросах. Особенно импонирует его точка зрения на ликвидацию НТО. Суть вопроса изложена с глубоким пониманием темы. Аналитическая составляющая проблемы выделена образно и предельно понятно. Полностью согласен с таким подходом к решению этого острого вопроса. Желаю успехов Илье в достижении поставленной цели. Не сомневаюсь, такой Уполномоченный нужен и севастопольским предпринимателям и всем ветвям власти. Пора начинать работать.

  3. «И тех и других понимаю очень хорошо.» Это вселяет оптимизм. Из неофициальных источников, характеризующих Илью Мещерякова поступает весьма обнадёживающая информация. Добросовестен, работает системно, умеет создать команду, доводит начатое дело до завершения, держит слово. Эта статья конечно не программа работы, но основные контуры намерений видны. Хорошие намерения. Удачи.

  4. Где можно получить больше информации об Илье Мещерякове? В посте написано много интересных мыслей и точек зрения, но о самом Илье мало.

  5. Интервью с Ильей есть на его сайте. Наберите в поиске яндекса «Мещеряков илья Александрович»

  6. Когда он прошел в полуфинал конкурса «Лидеры России», ему позвонили из оргкомитета и предложили дать интервью местной прессе. Он отказался, сказал, что в Севастополе живет пол года, а участников должен представлять коренной севастополец :-)

Добавить комментарий для Корнеев Отменить ответ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь